В Государственной Думе рассматривается проект о запрете частных камер фиксации правонарушений


Депутаты фракции ЛДПР внесли на рассмотрение в Государственную думу проект поправок в КОАП, привлечения к ответственности владельца транспортного средства за нарушения, зафиксированные автоматическими камерами.

Планируется добавить примечание, которое предполагает, что комплексы фиксации правонарушений должны находиться в федеральной собственности или принадлежать субъектам РФ.

Депутаты считают, что существует заинтересованность коммерсантов в «увеличении числа выявленных правонарушений», намеренной установке камер «некорректно по отношению к дороге» и «искусственном завышении показателя погрешности» оборудования. Недовольство вызывает практика установки камер в местах, где автомобилисты «часто допускают незначительное нарушение режима скорости», естественно, речь о повышении безопасности дорожного движения здесь не идет. Правила определения мест установки и характеристик камер предлагается передать правительству Российской Федерации.

Член комитета Госдумы по транспорту Дмитрий Ионин считает, что частные организации «дискредитировали себя различными манипуляциями», что бы заставить «автомобилистов платить даже там, где нарушений нет». В качестве примера он приводит практику изменения угла наклона камер. Так, в Краснодарском крае в 2013 году была раскрыта преступная схема, когда в постановления вносились изменения с помощью специальных программ, а владельцы транспорта получали штрафы за нарушения, которые они совершали.

 «Приоритет частника — заработать на нарушителях, а государства — снизить уровень аварийности»,— полагает господин Ионин.

В июне 2019 года законопроект со схожими идеями в парламент уже вносили глава комитета Госдумы по транспорту Евгений Москвичев, его заместитель Виталий Ефимов и первый заместитель главы парламентского комитета по государственному строительству Вячеслав Лысаков. Но в том варианте изменений говорилось, что «решения об установке и использовании» автоматических камер принимают федеральные, региональные власти и органы местного самоуправления. Лысаков уточнял, что формулировка предназначена для «исключения из процесса частных лиц».

Источник: Коммерсантъ